Навигация Основные категории сайта
Наш опрос Нам важно ваше мнение, да
Архив новостей Все новости за прошлые месяцы
Пустой блок Для всякой фигни
Сюда вставьте ваш текст или модули
Рекомендуем Глупая реклама
Острый приступ язвы
Гель капли после операции по удалению катаракты лазером

17 мая 2014 г.

Доброе утро, дорогие друзья, как всегда, мы встречаемся с вами в 9:30 утра на волнах Радио России. Сегодня мы будем говорить о заболеваниях глаз, которые происходят с возрастом у всех без исключения, дорогие друзья, и об одной из самых частых болезней, которая называется катаракта. Кто слышал слово катаракта – это программа для вас, кто не слышал – это болезнь, связанная с помутнением хрусталика. Есть ситуации, когда у человека резко начинает ухудшаться зрение, практически он постепенно слепнет, не подозревая о том, что сегодня можно заменить хрусталик и буквально за 5 минут прозреть на 100%. В гостях у нас сегодня замечательный доктор, это Михаил Егорович Коновалов, профессор, доктор медицинских наук, руководитель знаменитой московской клиники, которая так и называется – «Офтальмологическая клиника Коновалова». Поэтому вы можете сегодня позвонить нам и поговорить лично с Михаилом Егорович. Еще раз повторю, сегодня мы говорим об этой болезни, которая случается практически у всех людей старшего возраста, и конечно, звоните нам, в прямой эфир Радио России

телефон в студии 956-15-14, код Москвы 495.

Итак, телефон в студии 956-15-14, код Москвы 495, еще раз повторю, здесь, у нас, телефон прямого эфира для тех, кто хочет задать любой вопрос по катаракте. Михаил Егорович, начнем с начала, что такое катаракта, почему это заболевание чаще всего все-таки случается с возрастом?

проф. Михаил Коновалов: чаще всего бывает возрастная катаракта, это случай, когда хрусталик наш прозрачный постепенно начинает уплотняться, а затем и мутнеть, и в определённом возрасте, в пожилом возрасте практически каждый пациент страдает этим заболеванием в той или иной степени. Зрение как правило, постепенно снижается, и в итоге требуется лечение.

...вот вы знаете, я решила начать новую страницу в нашей программе. Мы никогда не говорили о том, на что стоит потратить деньги, если ты заболел. Хотя весь мир считает деньги, поэтому в медицине остаются только те методы лечения и те методы обследования, которые быстрые и эффективные, других не остается. У нас – вы знаете, я время от времени звоню профессору Коновалову с вопросом «Как это может быть» – вдруг идет реклама: «Капайте наши капли, жуйте нашу травку, и ваш хрусталик перестанет быть мутным». Первый вопрос: есть ли какие угодно, какие угодно капли, средства, которые позволяют вылечить катаракту консервативно? То есть, убрать это помутнение хрусталика, вот любые! Если они есть – называйте их.

проф. Михаил Коновалов: сразу скажу, что консервативного лечения катаракты не существует. Не существует такого лечения, которое могло бы дать регресс помутнения хрусталика, то есть, уменьшение помутнения. Есть капли, антиоксиданты, витаминные капли, которые ну как будто бы приостанавливают прогрессирование катаракты, но лечения консервативного от катаракты, существующей – не существует.

...а есть что приостанавливает? Я даже в это не верю. Потому что если это русские капли, значит, не было никаких исследований серьезных, если это капли американские, то исследования, возможно, были потому что там нельзя попасть на рынок просто так, там надо заплатить бешеные деньги за независимое исследование. И доказать, что катаракту можно остановить. Вот какие препараты есть сразу прямо, друзья, извините меня, это не отсутствие патриотизма, это понимание ситуации, желание сэкономить ваши деньги, потому что я сама занималась антиоксидантами. Антиоксидан6ты ничего не останавливают, это уже доказано-передоказано сейчас, что это просто маркетинговый ход. Антиоксиданты работают внутри нашего организма, но введенные извне, они ничего ни добавляют, ни прибавляют. Точно так же, как и витамины, закапанные в глаза. Может они прибавляют кому-то ощущение счастья, но не более того. Поэтому если говорить о препаратах, останавливающих катаракту, то есть что такое катаракта? Вот кстати, наш хрусталик – это гель, вдруг гель становится твердым, не текучи, не мягким, как скажем гель, допустим там крем, я не знаю, или гель для умывания. Вот это тоже гель. Вот представляете, мы его выдавливаем из тюбика. Наступает момент, когда гель твердеет. Скажем, он долго лежал. Вот с возрастом то же самое происходит. Из тюбика его уже выдавить нельзя, намылить его нельзя, он твердый становится. Вот хрусталик – это тоже гель в капсуле, да?

проф. Михаил Коновалов: да, согласен.

...есть ли исследования, доказывающие, что что-нибудь может остановить? Настоящие, международные?

проф. Михаил Коновалов: вы знаете, те капли, про которые я говорю, они импортные, вопрос в другом. На самом деле, невозможно доказать отдифферинцировать, насколько они эффективны, потому что и при закапывании капель катаракта прекрасно прогрессирует, и не закапывая эти же капли, точно так же человек так сказать, теряет зрение. Поэтому в данном случае то, что вреда нет – это понятно, то, что капли официальные и стоят недорого, и продаются в аптеках – это уже хорошо, я больше хотел бы говорить о лечении, которое

...действительно помогает!

проф. Михаил Коновалов: действительно помогает с одной стороны, и действительно не помогает однозначно и плюс является еще вредным, уводит пациента от реальной задачи, нормального лечения и отнимает у него много денег.

...а есть и такое, да?

проф. Михаил Коновалов: конечно. Потому что зачастую назначают биодобавки, совершенно непонятного действия, они может быть и не вредны, но за н их просят очень много денег у пациентов, и бывают пациенты, которые приходят с перезрелой катарактой, это катаракта, которая требует срочной хирургии по цито практически, потому что хрусталик набухает, и это может привести к приступу закрытоугольной глаукомы и к потере зрения в принципе. Но пациентка говорит, что вот ей позвонили, и она принимала эти биодобавки, и все деньги у нее ушли на это лечение. И более того, я ей предлагаю, а она мне говорит, что вот сейчас опять звонили и завтра будут звонить, опять предлагают какой-то препарат. Я ей сказал: «Вы доктору скажите, что у вас набухающая катаракта»

...да те, кто звонят, вообще не знают, о чем речь

проф. Михаил Коновалов: да. То есть, услышав эту фразу, они должны были срочно

...вызвать скорую

проф. Михаил Коновалов: да, отправить пациента в больницу и сказать, что вы знаете, вот наше лечение, наверное, было неэффективное, шли бы вы к доктору-хирургу. Они же говорят наоборот: вот именно в вашем случае

...6000 рублей - и катаракта перестанет набухать!

проф. Михаил Коновалов: 15 даже тысяч рублей за маленькую баночку биодобавки. Вот в этом случае – это

...преступление, что говорить.

проф. Михаил Коновалов: преступление, да

...ну дело в том, что сегодня реклама биодобавок, как лекарственных вещей – вообще преступление, потому что это запрещено по закону. Друзья, поэтому давайте этот первый красный флажок установим. Итак, пить биологически активные добавки к пище и надеяться, что они что-то лечат – это сумасшествие. Можете ли вы это делать? Ответ – конечно, можете, если вы входите в группу людей, которые совсем уже с ума сошли, тогда можно. Если вы – человек, который реально заботится о своем зрении, о своем здоровье, то биологически активные добавки не лечат, они могут быть действительно добавлены к лечению, уже существующими лекарствами, но самостоятельно они никакие болезни не лечат. Вот это первое, о чем надо помнить. Тем более, в тех ситуациях, когда у человека катаракта. Ну, итак, Михаил Егорович. Катаракта. Хрусталик становится твердым, и в связи тем, что он становится твердым, он мутнеет

проф. Михаил Коновалов: мутнеет, да

...все это происходит постепенно, у человека постепенно ухудшается зрение

проф. Михаил Коновалов: да

...когда зрение ухудшается постепенно, трудно понять, что меняется. Но те люди, которым провели эту суперкороткую, супербыструю, супер потрясающую операцию, они всегда говорят, что мир приобрел краски! Что, на самом деле мутный хрусталик уменьшает цвет картинки?

проф. Михаил Коновалов: конечно. Меняется цветоощущение, даже если хрусталик не очень мутный, постепенно у человека меняется цветоощущение, потому что хрусталик желтеет, и естественно, цвета становятся другими, менее яркими. Когда мы меняем хрусталик и имплантируем новый прозрачный, то естественно, все отмечают, что меняются цвета, совершенно они становятся яркие и кажется, что они нереальные. Но на самом деле, они такими должны быть

...мне Елена Васильевна Образцова, наша знаменитая оперная певица, рассказывала, что когда ей провели эту операцию (друзья, вот мы говорим  «операция», но это выглядит. как научное чудо, потому что эта операция длится 5-10 минут, и человек встает абсолютно прозревшим), она мне сказала: «Когда я вышла на улицу после операции, я заплакала! Потому что я увидела другой мир! Перышки у птичек...» и так далее. У нас звонок, але, мы слушаем вас, говорите, пожалуйста.

Радиослушатель: ало

...да-да-да, мы слушаем вас

Радиослушатель: ало, здравствуйте

...здравствуйте

Радиослушатель: это с Воронежской области

...очень приятно, как вас зовут?

Радиослушатель: Александр Алексеевич

...Александр Алексеевич, мы слушаем ваш вопрос

Радиослушатель: вопрос такой. У нас была Тамбовская клиника микрохирургии глаза, я был у них на приеме, у меня правый глаз, в общем, дыра в сетчатке. Ну, они мне сказали, что дыра в сетчатке, ничего не назначили, ни лекарств, ничего не посоветовали, ничего. Жди, говорят, пока ослепнешь потом – придешь к нам.

...лет вам сколько?

Радиослушатель: ну что это за врачи? Я прямо не знаю просто удивляюсь

...давайте мы слово передадим профессору Коновалову, Михаил Егорович, ваше слово

проф. Михаил Коновалов: я думаю, что речь в данном случае идет о центральном разрыве сетчатки, в макулярной области.

...то есть, там, где главная точка видения.

проф. Михаил Коновалов: да, главная точка, которая дает нам максимальную остроту зрения. К сожалению, тут возрастная проблема. Но к ней тоже можно подходить разными путями. Первый путь – это ну, скажем, консервативный. И он неэффективен, естественно, потому что там есть разрыв, второй путь – достаточно зачастую бывает эффективным, но это такая серьезная объемная достаточно операция. Что производят в этом случае: удаляют стекловидное тело и разрыв происходит в данном случае за счет того, что там есть мембрана, она фиброзируется и разрывает сетчатку. Убирают эту мембрану и вот эти два края сетчатки укладывают на место. Что зачастую дает улучшение зрения. Но если это реальный разрыв и там есть уже дефект, и эти края невозможно сопоставить, конечно, центральное зрение будет страдать в любом случае. В данном случае слепота не грозит пациенту. Выпадает центральное зрение, но вся остальная сетчатка, она функционирует, нет высокой остроты зрения

...ну то есть что, у человека пятно?

проф. Михаил Коновалов: пятно, да

...вы сейчас не отключайтесь, пожалуйста...

проф. Михаил Коновалов: да, это выпадение центрального зрения. Слепота в таких случаях не грозит, поэтому здесь четко нужно отдифференцировать перспективно ли хирургическое лечение в данном случае, и тогда дифференцировать, есть ли смысл в этом лечении или нет. В России такое лечение проводится

...ну может быть, в Тамбовском центре у них нет?

проф. Михаил Коновалов: в Тамбовском центре, может быть, и нет, хотя это является филиалом МНТК микрохирургии в центральном институте микрохирургии глаза им. Федорова, академика, этим занимаются однозначно.

...поэтому, может быть тогда совет такой: если по каким-то причинам с вами не стали обсуждать хирургическое лечение этой проблемы, а как я понимаю – требуется хирургия, если Тамбовские доктора считают, что они не могут справиться, тогда наш вам совет – поехать в Москву, в центр микрохирургии. Для этого берется квота, если вы хотите, чтоб вас лечили бесплатно у вас на месте, и вас отправляют туда. Поэтому совет вот такой. Но здесь нужно решать вопрос о том, возможно ли хирургически убрать тот дефект центрального зрения, который у вас появился сейчас. Вот это пятно, которое у вас появилось. Уже отключился, да, наш радиослушатель? Ой, как жалко, что он отключился. Михаил Егорович, ну вернемся к катаракте и вот что я хочу сказать: я помню, когда мы учились, нам говорили, что катаракту нельзя оперировать на всех этапах, нужно дождаться, когда она созреет. вот сейчас, если к вам приходит пациент и говорит: «Ну все, мне плохо, я хуже вижу» – ведь это может нарушать работу. В этом случае какие подходы сегодня к лечению катаракты? Профессиональные, международные и всемирно признанные.

проф. Михаил Коновалов: сегодня мы ориентируемся на остроту зрения пациента на работоспособность, на его субъективные ощущения. Если пациент говорит, что ему не хватает зрения, что он не может делать нормально свою работу, водить машину и нормально жить, это является показанием хирургии катаракты. Другой вопрос, что нужна дифференцировать четко, есть ли другие заболевания в глазу, насколько катаракта влияет на зрение и нет ли других причин.

...ну, в частности, такие же поражения сетчатки разных, которые тоже не дадут зрению улучшиться, даже если будет заменен хрусталик и проведена операция

проф. Михаил Коновалов: да, если мы четко знаем о том, что помутнение хрусталика является принципиальной проблемой, тогда катаракту можно оперировать на любом этапе. Бывают случаи, когда пациент, скажем, при обследовании вот в такой вот комнате, где не очень яркий свет, видит достаточно хорошо, а когда он выходит на яркий свет, на солнце, на снег или ему попадает свет встречных машин, он не видит вообще ничего. Почему – потому что помутнение хрусталика в самом центре его, зрачок сужается, и естественно, он мне говорит – что да, я здесь-то вижу у вас в кабинете, но я не вижу

...ой, что-то я стала думать, вдруг это у меня, Михаил Егорович!

проф. Михаил Коновалов: был у меня и стоматолог-врач, масса таких людей, так сказать, работоспособных, которые зрение еще зависит от освещенности. Я к чему говорю, что нюансов очень много. Но раньше все-таки технологии были совершенно другими, и гарантии были другие, и острота зрения даже при хорошо выполненных операциях была совершенно другой, потому что когда разрезали роговицу и потом ее зашивали, то без астигматизма обойтись было нереально, даже если идеально была сделана операция. То есть, пациент не мог видеть максимум то, что он должен видеть. Сегодня же используют технологии с микропроколом, это уже не разрез

...без разреза!

проф. Михаил Коновалов: без разреза, и не имея индуцированного астигматизма, то есть, тот астигматизм, который возникает, то есть, искривление роговицы после любого вмешательства,

...сегодня этого ничего нет

проф. Михаил Коновалов: нет. Да, то есть мы можем получить очень качественное зрение сразу после операции.

...Вот Михаил Егорович столько сказал научных слов, хочу сказать попросту: сегодняшняя операция, та самая современная, которая радикально изменила офтальмологию, вообще, как науку, радикально изменила прогноз жизни для людей с катарактой. Это операция называется странным словом «факоэмульсификация», так вот это ... «факос» – это хрусталик, да? Так вот это факоэмульсификация дает стопроцентное зрение, более того – в зависимости от того, какая линза вставляется, эта операция может исправить ту патологию зрения, с которой человек жил всю жизнь

проф. Михаил Коновалов: конечно, пресбиопию, в частности. Если мы имплантируем так называем мультифокальный хрусталик, с несколькими фокусами, то мы можем дать возможность пациенту видеть вдаль и вблизи, и одинаково хорошо. То, что он

...не пользуясь очкам

проф. Михаил Коновалов: не пользуясь очками

...никакими!

проф. Михаил Коновалов: никакими

...вот для кого это особенно важно, Михаил Егорович?

проф. Михаил Коновалов: это важно для людей, опять же работоспособного возраста, те, которые ставят в принципе перед собой высокие задачи.

...я еще хотела сказать про другое, потому что есть же такая категория людей, как понимаю, я в эту категорию потихонечку сползаю, которые уже носят очки. Вот скажем, я уже ношу очки. Для чтения мне понадобятся еще одни очки, и вот эта жизнь с несколькими  парами очков, которые надо менять, сегодня может быть отменена просто потому, что заменится хрусталик, и вблизи и вдали я смогу видеть хорошо, одинаково вообще без очков. Но это я привела себя, как пример, потому что мы долго обсуждали в программе, вы помните, снимать ли мне очки. Я посмотрела недавно последний результат - только 7 % хотят, чтоб я сняла очки, а остальные требуют, чтоб я в очках осталась! То есть, мне придется, допустим, оставаться в этих очках для повседневной жизни, и иметь другие – для чтения, что мягко скажем, крайне неудобно. И таких людей очень много. Но можно просто дать человеку нормальное зрение, можно убрать ту патологию зрения, вот как у меня, с которой он всю жизнь прожил. Все это дают линзы специальные, которых сегодня очень много. И еще раз повторю, сама операция выглядит научно-техническим чудом. Ничего не разрезается, крошечный прокольчик, убирается, высасывается миниатюрным «пылесосиком» мутный хрусталик, на его место вставляется идеальная линза, и человек встает сразу после операции и плачет от того, что мир вернулся к нему в красках и цвете. У нас еще один звонок, але, мы слушаем вас, говорите, пожалуйста.

Радиослушательница: але

...да-да-да, говорите

Радиослушательница: я из Москвы звоню, у меня в 2002 году была операция, в правом и левом глазу убирали хрусталик, у меня была катаракта. Первые полтора года я видела прекрасно, как вы рассказываете. А потом появилась вторичная катаракта, мне объяснили.

...ну это невозможно! Возможно при замене хрусталика на линзу? Линза же не может измениться

проф. Михаил Коновалов: конечно, сама линза не мутнеет никогда.

...не кладите трубочку

Радиослушательница: я не кладу

проф. Михаил Коновалов: сам хрусталик не помутнеет никогда, мутнеть может или уплотняться, или менять свою форму капсула, которая остается после удаления хрусталика. Учитывая, что новые технологии таковы, что хрусталик имплантируется в капсульный мешок, который остается от хрусталика, и остается его задняя стенка. Естественно, она необходима. Со временем она может уплотняться и естественно, забирать зрение. поэтому в данном случае это так называется, таким грозным словом «вторичная катаракта», на самом деле – проблема решается очень просто. Существует специальный лазер, которым мы в этой капсуле делаем маленькое отверстие, миллиметра 3. Прозрачность сред улучшается, и зрение полностью восстанавливается

Радиослушательница: скажите пожалуйста, доктор. А у меня в центре и того, и другого глаза кровоизлияние, а я центром не вижу. Так я буду видеть после того, как

...так это вообще другое дело

проф. Михаил Коновалов: это вообще другая история, это связано с сетчаткой, с проблемой сетчатки. Но здесь вопрос в том, что если есть и вторичная катаракта, и проблема с сетчаткой, то удаление вторичной катаракты в любом случае даст улучшение зрения. Настолько, насколько это возможно уже по состоянию сетчатки.

...у нас еще один телефонный звонок, але, мы вас слушаем.

Радиослушательница: здравствуйте, Михаил Егорович, у меня к вам вот какой вопрос. У меня близорукость очень высокой степени, минус 14. Несколько лет я пользовалась контактными линзами, но к сожалению, вот глаза стали краснеть, и от них пришлось отказаться. И теперь нужно носить очень большие очки. Чего я стесняюсь, и мне не очень хорошо видно, неудобно после линз. И в общем-то, очень переживаю по этому поводу, и хотела бы узнать у вас, чем-то можно помочь мне?

...вот, мы отвлекаемся от катаракты, но давайте ответим, Михаил Егорович

проф. Михаил Коновалов: в принципе, любая операция по поводу катаракты – это тоже рефракционная операция, потому что мы в любом случае решаем проблемы рефракции. То есть, мы всегда стараемся сделать так,

...вернуть нормальное зрение

проф. Михаил Коновалов: нормальное зрение. В данном случае речь идет о высокой степени близорукости, и эта проблема достаточно серьезная, почему? Потому что как правило, обычные операции. выполняемые на роговице, они в данном случае не решают проблемы. Лазерная коррекция. Поэтому вот таких случаев очень много. То есть, в тот момент, когда контактные линзы помогают, и пациенты их нормально переносят, в общем-то они решают проблему до определенного момента. но когда приходит как правило такой момент, когда приходится отказываться и возвращаться опять к очкам. А очки в такой ситуации мало помогают.

...они еще и внешне действительно безобразные, толстые, большие, это просто действительно если

проф. Михаил Коновалов: они уменьшают поле зрения и в принципе, не дают максимальной остроты зрения никогда. Поэтому встает вопрос, что делать дальше. В данном случае если никаких проблем нет скажем, внутри глаза, нет катаракты, нет каких-то больших проблем со стороны сетчатки, то мы предлагаем имплантацию факичной линзы. Почему факичной? Факичная – это когда остается свой хрусталик, а сверху на этот хрусталик ложится вот эта вот

...дополнительная линза

проф. Михаил Коновалов: дополнительная линза, да, похожая на контактную линзу.

...только она не на глаз, а просто внутрь глаза.

проф. Михаил Коновалов: да, и операция, похожая на операцию по поводу катаракты, лишь в том, что мы делаем тоже микроскопический разрез, прокол, и вот через этот прокол с помощью такого инжектора, то есть, типа инъекции, имплантируется эта линза, которая ложится на хрусталик

...то есть, линза вставляется в глаз через маленький укольчик

проф. Михаил Коновалов: абсолютно, да

...тоже новейшая технология. Именно для людей с экстремально плохим зрением, да?

проф. Михаил Коновалов: да, с любой близорукостью. Преимущество в том, что мы ничего не удаляем из глаза, мы просто добавляем эту линзу и в случае необходимости, на будущее, если не дай бог, у этого пациента будет когда-то катаракта, и нужно будет менять хрусталик, то эта линза, которая лежит на хрусталике, легко удаляется и соответственно, меняется хрусталик. И с помощью удаления хрусталика, замены его, опят же можно корригировать близорукость. Но когда хрусталик прозрачен, и он выполняет свою функцию, то конечно, удалять его нецелесообразно.

...итак, это новейшая технология для людей с экстремально плохим зрением, которые не могут воспользоваться контактными линзами, которым неудобно в очках и которым нельзя сделать лазерную коррекцию зрения. Технология, при которой как укол, линза вставляется внутрь глаза, ложится прямо на хрусталик, и зрение исправляется. Вот такие чудеса происходят в науке. Я только всегда говорю одно: какими бы прекрасными не были технологии, какой-бы прекрасной ни была техника, конечно, в медицине важно, в каких руках все это находится. У нас в гостях человек, руки которого прекрасны, потому что он делает операции на глазах. Еще раз напомню, Михаил Егорович Коновалов, профессор, доктор наук. Михаил Егорович, вы можете какое-то такое глобальное пожелание сделать всем, кто нас слушает? Людям с хорошим зрением, вот что сделать, чтобы оно не испортилось до старости?

проф. Михаил Коновалов: людям с хорошим зрением я желаю, чтобы они ценили то, что они имеют, а людям, у которых портится зрение, чтобы они не оттягивали визит к доктору на потом, а хотя бы выяснить причину ухудшения зрения. Потому что очень часто можно достаточно легко помочь этому пациенту, и мучиться зазря нет смысла. Надо прийти к доктору и решить свои проблемы.

...я же хочу только сказать, завершая нашу программу, что как всегда, на Радио России мы приглашаем самых лучших врачей, и как всегда, мы встретимся с вами ровно через неделю, спасибо всем большое, и конечно, всем здоровья. Потому что это – самое главное.

Источник: http://www.zdorovieinfo.ru/radio/lechenie_katarakt...

Добавил Emoblonde16, 8.04.2015 в 18:28.
Просмотров: 778, комментариев: 6